7 нояб. 2017 г.

Тайный приказ для Фучеджи, саботаж судей и другие странности. Что происходило в Одессе 2 мая и в первые дни после трагедии

Экспертам и журналистам «Группы 2 мая» недавно попалась на глаза стенограмма заседания «Тимчасової слідчої комісії Верховної Ради України з питань розслідування фактів загибелі громадян у місті Одесі» (была создана 12.05.2014 г., ее отчет так и не был утвержден украинским парламентом). Интересным показался протокол заседания №15, на котором члены комиссии, депутаты Верховной Рады и Одесского областного совета, заслушивали руководителей правоохранительных органов, принимавших участие в трагических событиях.


Сразу хочется отметить, что выводы «Группы 2 мая», изложенные в двух частях «Хронологии» (ч. 1, ч. 2), практически совпадают с той информацией, которую можно получить, изучив стенограммы заседания комиссии.
Из протокола №15 можно узнать много интересных деталей, которые проливают свет на обстановку во властных кабинетах в тот период, на обстоятельства, в которых принимались важные для города и страны решения, а также узнать пофамильно, кто какие решения принимал.  По результатам анализа стенограммы можно сделать несколько важных выводов.
  1. Весь город, задолго до 2 мая 2014 г., знал о том, что в день, когда состоится митинг «За єдину Україну», антимайдановцы, а точнее, представители лагеря на Куликовом поле, готовят нападение на участников митинга. «Не знали» об этом почему-то только руководители силовых структур региона:
«ЕПУР Г.В. (депутат Одесского облсовета) — В нем ничего не говорилось о том, что будет (речь идет о письме, направленном 30 апреля 2014 г. из Одесского облуправления СБУ в Одесское облуправление милиции – прим. мое, автор).  Более того, я хочу сказать, что за 20 дней до событий в соцсетях появились призывы четкие: с одной стороны, от «Куликового поля» и от «Евромайдана». «Евромайдан» приглашал принять участие в мирной ходе «За єдину Україну». А вот в призывах, которые звучали со стороны людей, представляющих пророссийские силы, там, мягко говоря, агрессивные требования: соберитесь, разгоним бандеровцев и так далее. То есть однозначно, информация должна была быть, должна была работать оперативная служба, получить какую-то информацию, вынести ее на тот уровень, чтобы обеспокоить руководителей первых лиц области и принять какие-то адекватные меры».

Такие плакаты “антимайдана” накануне 2 мая были развешаны в Одессе на остановках городского транспорта

  1. Как мы и предполагали, не является правдой информация о том, что, во время проведения совещания 2 мая 2014 г. в Одессе заместителем Генерального прокурора Банчуком, присутствующие руководители всех силовых ведомств региона отключали телефоны и не знали, что творится в городе. Более того, многие руководители во время заседания выходили из зала и спокойно делали звонки:
«КИССЕ А.І. — Добре. І для протоколу.
На ряде наших заседаний четко говорилось, в том числе руководителями правоохранительных органов о том, что перед тем совещанием, которое Вы проводили в Одесской областной прокуратуре, была дана в общем-то твердая команда выключить все телефоны, оставить их. И вот было такое или нет, для протокола прошу подтвердить. Это первый вопрос, на который я хотел бы получить ответ.
БАНЧУК М.В. (заместитель Генерального прокурора) — Я не давав команди виключати телефони. Зв’язок залишався».
  1. Еще раз подтверждается версия того, что назначение весной 2014 г. председателем Одесской областной администрации Немировского было не самым удачным решением Киева. Вместо того, чтобы на фоне стремительно развивающихся в Крыму, Донецке и Луганске событий принимать быстрые шаги по стабилизации обстановки в регионе и пресечению распространения сепаратизма, он стал сводить счеты с представителями правоохранительных органов, вспоминая им старые обиды:
«БАНЧУК М.В. На нараді дійсно були всі керівники силових структур. Був голова облдержадміністрації, голова обласної ради, керівник військової прокуратури південного регіону, ну, і прокурори районів, які знаходяться близько до Одеси. Всі, що далеко від Одеси, брали участь у нараді у режимі відео конференції, ми їх не викликали до Одеси…… на нараді дуже критично виступив голова облдержадміністрації, надзвичайно критично. І я попросив його: «Не говоріть таких речей, сидять в залі всі керівники силових структур». Ну, скажемо так, він починав свій виступ з того, що я в присутності зібраних тут корупціонерів…»

Владимир Немировский (в центре) среди сотрудников милиции 2.05.2014 г.

  1. Вместо того, чтобы предпринимать конкретные действия в марте-апреле 2014 г., руководство одесской милиции и одесской прокуратуры издавало приказы и проводило совещания. Бюрократия тоже убивает:
«БАНЧУК М.В. Що доповів Боршуляк? Що у зв’язку із складною суспільно-політичною ситуацією вживалися наступні заходи. Наказом № 1093 начальник Головного управління МВС України Луцюк від 17.04 розробив конкретний комплекс оперативно-профілактичний план заходів… Там було заплановано ще цілий ряд заходів, в тому числі дві наради провів прокурор області, який скоординував всі ці дії. І тому, прокурор області, доповівши ситуацію, сказав, і керівник бригади нашої Кучер сказали, що ми готові, все це викласти на нараді, щоб всі почули, що ми зробили, а також почули, що треба ще зробити…»
  1. 3 мая в Одессу прибыл заместитель министра МВД, на тот момент, С.И. Чеботарь, широко известный сейчас по «делу о закупке рюкзаков». Он возглавил штаб по стабилизации ситуации в городе, отстранил от должности начальника областной милиции Луцюка и назначил вместо него исполняющим обязанности начальника Фучеджи. Сейчас уже понятно, что приезд Чеботаря в Одессу не стабилизировал ситуацию, а скорее, наоборот:
«БАНЧУК М.В. Затримані люди, їм треба вибрати міру запобіжного заходу і все це. Керував, я скажу, керував Сергій Іванович Чеботарь. І я, до чого це так здалеку зайшов. Я хочу вам пояснити, що я був просто розчарований. Перше – це дуже вузький круг.
ТИМОШЕНКО В.А. — Тобто вся координація, ви хочете сказати, що йшла через Чеботаря?
БАНЧУК М.В. — Да. Він по звільняв там масу народу. По крайній мірі, якби я керував Міністерством внутрішніх справ, я б таку людину до себе в зами не брав ні при яких обставинах. Більше того, ні при яких обставинах, в мене дуже багато колег міліціонерів, я би не дозволив йому туди їхати в такій складній ситуації. Я вже вивчив це питання, цей висновок я зробив для себе тоді, коли з ним поспілкувався 2 дні. Я вам скажу, що, по-перше, його професійна підготовка надзвичайно не підходить до органів внутрішніх справ. Я розумію, що серед політичного керівництва Міністерства можуть бути люди, які не мають юридичної освіти, це коли мова йде про керівника Міністерства. Але коли у Міністерстві галуззю керує людина, яка не має юридичної освіти, то це, на мою думку, не правильно. Тому він і не міг пояснити, як затримується. Для нього було не зрозумілим те, що я говорив. Я йому говорю, що треба обирати міру запобіжних заходів, а він говорить — це неможливо було, людина не чула».

С.И. Чеботарь

  1. 3 мая, когда Одесса еще был в шоке, милиции и прокуратуре нужно было проводить следственные действия, разбираться с большим количеством задержанных, определять им меру пресечения. Этот процесс саботировали суды:
«БАНЧУК М.В. І тут ми побачили, перше, з чим ми зіткнулися, це із саботажем суду, суд просто не приймав ні однієї справи. І пояснив мені особисто, голова Апеляційного суду, що «Як? Нам зараз спалять суд». Ви розумієте, спалять суд Приморського району міста Одеси? Ти розглядай справу, це твій обов’язок, ти повинен дати, людина три доби під вартою, її треба або арештовувати, або звільняти. Ми ж не кажемо, що арештуй, розглянь і прийми рішення процесуальне, ми не можемо без тебе це зробити. Але нам саботаж створили серйозний, почали, перше подання наше розглянули не у 10 годин ранку, як ми подали, а нам розглянули перше подання о 20 годин 30 хвилин. Із п’яти розглянутих до 22 годин одного чоловіка взяли під варту, тих випустили чотирьох. Більше того, у 10 годин вечора, о 22-й годині, голова Апеляційного суду повідомляє прокурору області, що відповідно до чинного законодавства ми розглядати далі не будемо, і ми лиш тільки руками розвели і тоді вже серйозно починаємо працювати, щоб все-таки вивести хоч тих, які залишилися».
  1. 4.05.2014 г., когда толпа людей ворвалась в Одесское городское управление милиции и вынудила правоохранителей освободить задержанных из ИВС, в городе находились два руководителя высокого ранга: заместитель министра МВД Чеботарь и заместитель Генерального прокурора Банчук. Команду к освобождению задержанных непосредственно на месте, по данным следствия, дал и.о. начальника областной милиции, на тот момент, полковник Фучеджи. Но тот, кто знаком с Фучеджи, знает, что никогда ни одного серьезного решения он не принимал без команды сверху. Кто дал ему эту команду?
«ЄПУР Г.В. — Николай Васильевич, у нас просьба, если мы со следствием МВД как-то распределились, они нам информацию, которая в пределах процесса дают, то есть мы можем информировать общественность, потому что там очень остро стоит вопрос. От прокуратуры мы совершенно никакой информации не получаем. Очень много вопросов, очень острых стоят относительно действий должностных лиц правоохранительных органов, в том числе местных органов власти. До сих пор не выяснен вопрос, что якобы, значит, не понятно, кто дал команду выпустить, освободить из города 63 человека. Да? Одни ссылаются на Фучиджи, Фучиджи где-то там пишет, что не он это сделал. А у людей возникает такое понимание, что умышленно это сделано.
БАНЧУК М.В. — …питання залишилося спірним, я не давав команду, і прокурор області не міг таку команду дати. Такі команди, вони процесуально оформляються, Ви, як генерал міліції, це розумієте, що взяти під варту — це одне питання, випустити набагато складніше. Тому ніхто такої команди не міг дати, крім слідчого і процесуального керівника. Вона оформляється відповідними документами, їх треба було внести в журнал реєстрації, це через суд все робиться. Ніхто цих команд таких не міг дати, це міг сказати чоловік, який далекий від процесуального закону».

Д.В. Фучеджи
Кто был этим влиятельным человеком, «далеким от процессуального закона»? Мы этого не знаем. Возможно, судебный процесс по делу бывшего начальника управления милиции г. Одессы Андрея Нетребского, начальника ИВС Виталия Приймы, дежурного инспектора Руслана Кондратова, который уже три года идет в Приморском суде, и мог бы дать такой ответ. Да вот беда: этот судебный процесс, как и рассмотрение в судах других уголовных дел по событиям 2 мая, проходит с такими задержками, что общественность и пресса давно потеряла к нему интерес…
Трагедия 2 мая 2014 г. уже стала историей. Но историей, которая еще долго не забудется горожанами и долго еще будет «аукаться» новейшими политическими событиями. В том числе потому, что в этой трагедии до сих пор остается слишком много «белых пятен».
Владислав Сердюк, эксперт «Группы 2 мая», подполковник милиции в отставке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий